Сельчане растащили древний клад на сувениры

Бывают в жизни огорчения. На днях известный бишкекский нумизмат Александр КАМЫШЕВ узнал всего лишь о жалких остатках бесценного древнего клада и поделился новостью и собственными переживаниями с «Вечерним Бишкеком».
— Александр Михайлович, когда и как вы узнали об этом кладе?
— Узнал совсем недавно, а найден был необычный клад жителем Алайского района Ошской области в своем огороде примерно пять лет назад. Его родственница прислала мне фотографию кувшина высотой около полуметра.
— А кувшин тот…
— …а тот кувшин, по рассказу родственницы незадачливого алайца, почти целиком заполняли бронзовые монеты с квадратным отверстием в центре и разного цвета каменные бусины. Увы, за пять лет клад разошелся по друзьям и знакомым. Сохранились лишь три монеты и две бусины из сердолика и кварца.
— И в чем же научное значение алайского клада, вернее, его остатков?
— Следует отметить, что это первый на территории Кыргызстана клад с монетами у–чжу, попавший в поле зрения ученых. К сожалению, приходится констатировать, что клад, значение которого для восстановления истории возникновения денежного обращения сложно переоценить, утерян для науки.
— Где же находят эти древние монеты?
— Чаще всего монеты у–чжу встречаются в женских погребениях вместе с бусами. Этот факт отмечен и в китайских хрониках, собранных известным синологом, монахом Иакинфом (в миру Николай Бичурин, 1798–1854 гг.) в его монументальном труде “Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена”: “Даваньцы, получая из Китая золото и серебро, употребляли его на изделия, а не на монеты”.
— И что говорит археология?
— Этого же мнения придерживаются и некоторые археологи, поскольку монеты обнаруживают в могильниках, и в основном в качестве украшений, из чего следует, что у–чжу не применялись в реальном денежном обращении.

А иное мнение у академика НАН Узбекистана Эдварда Ртвеладзе. Он считает, что Фергана (государство Давань) на рубеже нашей эры была богатой земледельческой страной с высокоразвитой экономикой, сельским хозяйством и ремеслом и значительным количеством городов. Не случайно именно отсюда китайцы впервые вывезли в свою страну такие сельскохозяйственные культуры, как люцерна и виноград, секреты
производства вина, а также знаменитую породу ферганских “небесных лошадей”. В отличие от других среднеазиатских областей Бактрии, Согда, Хорезма, Маргианы, где в то время уже существовало денежное обращение, Фергана, не имевшая собственной монеты, могла войти в зону влияния китайской денежной системы и использовать монеты у–чжу в качестве средства обращения.

— А в Ферганской долине (может, и в древнем Оше!) эти монеты отливали?
— Не исключено, что, помимо импорта китайских монет, в Фергане было налажено и их производство, поскольку некоторые экземпляры из местных находок не похожи на подлинные, а выглядят как подражание подчас довольно деградированного облика. Попытка Ртвеладзе обосновать время появления местных выпусков у–чжу на территории Кыргызстана рубежом нашей эры — очень серьезный шаг, за которым могут последовать далеко идущие исторические выводы. Скромный объем наших знаний о состоянии денежного хозяйства Центральной Азии того времени нуждается в дополнительных исторических источниках, в том числе и монетных кладах, которые позволят сделать обоснованное заключение о том, когда и где могли выпускаться местные монеты у–чжу.
— То есть, если бы разобранный на сувениры клад был всесторонне изучен…
— …то, вероятнее всего, удалось бы выяснить подлинную роль монет у–чжу в истории возникновения денежных отношений на территории Кыргызстана. Остается лишь еще раз напомнить, что по существующему закону найденные клады должны в обязательном порядке передаваться в государственные музеи за соответствующее вознаграждение.

Александр ТУЗОВ.

ЭКСКУРС
По сведениям Камышева, автора многих книг и статей по истории денежного обращения в Кыргызстане и Евразии, монеты у–чжу изготавливались в Китае начиная со 118 года до нашей эры. Массовая кустарная отливка монет, имевшая место во всех уделах и воеводствах страны на протяжении семи веков, наполнила рынок бесчисленным количеством вариантов монет у–чжу. Одним из направлений распространения монет у–чжу было западное, вдоль трассы Великого Шелкового пути по южным областям современного Кыргызстана, входившим в те времена в состав государства Давань. Даваньский двор получал как китайские товары, так и бронзовые монеты у–чжу, которые находят в Фергане, а также на Алае и в Центральном Тянь–Шане.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *